Встретиться глазами

Когда я приехала в Норвегию, я первым делом пыталась подтвердить свое медицинское образование. Но прошла я в этом направлении только половину пути - часть необходимой практики. В процессе я просто начала заниматься гештальтом, и потеряла интерес к работе в больнице. Но вот во время практики в отделении для дементных стариков, пришлось очень многое увидеть того, что видеть не хочешь. Я и в России это видела, когда училась и ходила на практику, когда работала на "скорой", но вот так, в зрелом возрасте, осознавая мельчайшие детали, это было впервые. Там было много всяких случаев, и смерть, и рак, и привыкание к тому, что через пять минут старик или старушка уже не помнят, кто ты такая, и, как день сурка, по сорок раз на дню они спрашивают тебя о том же самом, и ты им снова и снова отвечаешь. Тяжело было с теми, кто чего-то боялся или был обижен, снова и снова нужно было их утешать и успокаивать. И как ты не стараешься, Альцгеймер есть Альцгеймер, все твои усилия уходят в песок. Но самое сильное впечатление мое было тогда, когда один из стариков размазал по своей палате все, что было у него в подгузнике, и когда мы с напарницей отмывали его и палату, он вдруг неожиданно пришел в сознание. Он осматривал все вокруг, себя, нас, в его глазах был ужас, беспомощность и страшный стыд, и он спросил: "Это все я сделал?" Через несколько секунд после этой фразы он снова впал в беспамятство...  И еще в ванной, где есть единственное зеркало, в каждой палате (они живут у нас по одному, каждый в своей комнате), у некоторых стариков зеркало завешено полотенцем. Я спросила у сотрудников: "Зачем вы это делаете?" И мне ответили: "Они пугаются, когда видят себя в зеркале". Попробуйте себе это представить, себя на месте такого человека. Живешь себе как-то в том времени, когда тебе лет 20, о чем-то думаешь, и однажды утром в зеркале видишь отражение, которое тебе ясно и четко говорит: тебе 70 лет, ты старый человек, и ты не помнишь, как ты сюда попал.

Так вот, к чему я все это пишу. Интернет замечательная вещь, он дал нам возможности огромнейшие, но вместе со всем дал еще и возможность не видеть друг друга, живых, теплых, со скелетами в шкафу, над которыми мы горько плачем, и фантазировать о том, кто по ту сторону экрана. И других не видим, и себя не показываем. И вот такая плоская картинка не дает возможности прикоснуться к жизни во всей ее полноте, к жизни другого человека, к его собственному пути, не менее, а может где то и более, чем наш, наполненному и горем, и отчаянием. Эмпатия, увы, от этого не увеличивается, а уменьшается.

И еще хочется сказать одну вещь: легко судить других людей, если сам не был в таких обстоятельствах, где никакая сила разума не может помочь, когда не встречался в оочию с самым дном человеческой беспомощности, и своей, и чужой. "Никто не может меня понять" - огромное заблуждение. Тысячи, как минимум, людей проходили что-то похожее, что и вы.  И если вас не может понять один человек, не значит, что не поймет другой. Похожий опыт может объединять людей, а может разъединять, потому что мы по разному можем оценивать этот самый опыт, по разному к нему относиться. Взаимопонимание может случится как результат стремления встретиться и понять другого с огромным риском того, что он вас не захочет понимать, и даже может осудить.  Воспроизводя осуждение раз за разом, люди становятся все более и более чужие и одинокие, и все реже встречаются глазами. И все реже видят друг друга. И все больше погружаются в виртуальный мир. И в какой-то момент вы можете взглянуть в зеркало и ужаснуться.
Года три назад я поудалялась из соцсетей. И сейчас я комментирую, только уж если очень резонирует. И то, чаще там, где у меня недоформулированное переосозание из собственного процесса. Очень, кстати, помогает.Тогда мне хорошо, и гештальт собственный завершен, обратная связь не очень то и необходима в таком случае. Я иногда даже и не отправляю, так, напечатаю, пойму, что к чему. Пишу, чаще, если чувствую, что ответ может откликнуться.
А в рядовом виртуальном общении мне катастрофически не хватает обратной связи, поэтом предпочитаю не включаться. Я хочу осязаемо ощущать как отзываются в другом мои слова и действия. Иначе у меня сплошная разрушительная виртуальная незавершенность.
Мне тоже пришлось работать с дементными больными одно время. До того мне казалось, что старость - это время мудрости, глубины и чуткости души. А в реальности оказалось совсем не так. Хороший был опыт, поучительный.
Самым трудным для меня было проведение развивающих занятий. Дело в том, что пожилых людей на колясках привозили и рассаживали в кружок. Но многие не хотели этих занятий, другие спали, третьи плакали и жаловались, что все болит. Режим есть режим, объясняли более опытные сотрудники. Они и у себя в комнатах плакать будут, а так мы их социализируем, развиваем и мотивируем.
Но для меня это был ад, так как приходилось наступать на горло своему состраданию и игнорировать плачущего и продолжать занятие. Длилось это каждый день по тридцать минут. И главное, меня почти убедили в том, что это нормально!!!
Я недолго там продержалась...

Edited at 2015-10-25 15:12 (UTC)
Очень вас понимаю, эти развивающие занятие жетская вещь, но они и правда необходимы хотя бы части этих людей, в которых еще теплится сознание. Не многие люди там остаются. Может быть на меня и это тоже повлияло, когда я приняла решение не подтверждать диплом.
У меня свёкор пугался человека в зеркале не потому, что ужасался каким он стал, а потому что принимал себя за чужого человека, не известно зачем оказавшегося в его комнате.
И Вы правы: самое ужасное, когда внезапно наступает временное просветление и человек в этот период осознаёт своё состояние. Мне пришлось несколько раз присутствовать при этом, ухаживая за родными людьми. Как же мне было больно, тяжело и страшно.!