Как мы попадаем в роли

Под "ролью" я подразумеваю некоторый поведенческий комплекс.

Для того, чтобы попасть в какую-то роль, важно иметь два стимула, внешний и внутренний. Внутренний - это бессознательная выгода находиться именно в этой роли, внешний - это поведение других людей, "взывающих" к вашей какой-то роли.

Рассмотрим это на примере двух ролей, жертвы и спасателя.

Чтобы попасть в роль жертвы ("я ничего не могу, от меня ничего не зависит"), внутренний стимулом должен быть страх перед трудностями, которым человек себя останавливает от того, чтобы их преодолевать. Можно бояться и стоять на месте, можно бояться и идти. В первом случае - это роль жертвы, во втором - уже нет.  А внешний стимул - это либо "спасательская" роль другого человека, который готов правда жертвовать собой и своими интересами для вашего спасения, либо роль "палача", который все время вас критикует. Когда человек, имеющий внутри себя внутренний стимул быть жертвой, сталкивается с таким поведением, то он автоматически попадает в роль жертвы. Если же такого внутреннего стимула нет, то в ответ на "спасательство" и "палачество" возникает возмущение по типу "не вмешивайтесь в мою жизнь". Человек, имеющий внутренний стимул жертвы, подавляет свою агрессию, и вместо злости испытывает беспомощность и униженность. Этот внутренний стимул растет ногами из детства или из травм, где человек правда имеет опыт беспомощности, где его разными способами убеждали, что он ничего не может, или где он действительно столкнулся с тем, что не может создать себе безопасность (например, насилие или серьезные проблемы со здоровьем), и там застрял своей психикой, так и не справившись с шоком.

Чтобы попасть в роль спасателя, внутренним стимулом должно быть желание чувствовать себя более уверенным, чем я есть. На фоне более слабых любой человек будет чувствовать себя увереннее, то есть здесь ведущей является низкая самооценка, это по сути гиперкомпенсации роли жертвы. Ну а внешний стимул - это наличие как раз более слабых людей в окружении, более зависимых и менее умеющих справляться с жизнью. Например, "спасательство" часто является уделом жен алкоголиков.

Чтобы не попадать в какую-то такую роль, которая вам не нравится, важно не игнорировать черты личности тех людей, которые их делают "взывающими" к вашей роли, например, чтобы не стать спасателем, важно помнить, что тот, кого вы спасать собираетесь, в общем не беспомощный человек (за исключением детей и инвалидов), взрослый, с головой, руками и ногами, и в состоянии сам нести ответственность за свою жизнь и себя спасать. В случае же, когда с вами ведут с себя как с жертвой, важно помнить, что и спасатель, и палач тоже могут испытывать беспомощность, что у них тоже что-то может не получаться, и вообще они не боги и не всемогущи и не идеальны. Часто именно из-за того, что эти черты личности других людей игнорируются, а сами эти люди тщательно скрывают и свою неуверенность, и слабость, и беспомощность (спасатели и палачи) или не осознают своих умений и своей силы (жертвы), начинаешь верить, что я - другой, им противоположный.

Мы все люди, нам всем свойственно то же, что и другим людям, у всех есть сильные и слабые стороны.
Как Вы верно подметили. Лишь в последние годы стала понимать, почему меня так тянет в спасательство, что это обратная сторона заниженной самооценки, что "слабый", действительно, точно так же может найти свой выход, как и я в свое время находила выходы из своих сложных ситуаций. Теперь торможу себя в желании сделать "вместо" кого-то, хотя рада помочь "вместе", быть рядом, если нужно, поддержать.
Ну, и стараюсь поднимать собственную самооценку, чтобы не ждать "спасателя", и спасать себя самостоятельно:)
Спасибо за повод снова об этом подумать:)
Не совсем согласен про жертву, спасителя и палача. На мой взгляд тут не один случай, а два разных случая, хоть и похожих.

Первый случай: человек, который в какой-то момент поверил в собственную слабость и беззащитность. "Я слабый, когда придет сильный, он причинит мне вред, никто мне не поможет". Спаситель к такой жертве отношения не имеет. Если ее попытаться спасать, то такой человек помощь просто не воспримет. Гиперкомпенсация для такой жертвы -- это палач, то есть "сильный, который приходит и причиняет вред". Становясь палачом , человек пытается справиться со страхом.

Второй случай: человек, который кроме своей слабости поверил в унизительность помощи. "Я слабый, мне могут причинить вред, меня могут защитить, но если защитят, то будут презирать." Такая жертва будет реагировать на средней жесткости палача не столько страхом, сколько обидой, что его может заставить увеличить нажим. С другой стороны спаситель -- это то, что нужно: он и защитит и унизит. Он не поможет жертве справиться самостоятельно, не поддержит, он сделает всю работу за спасаемого, продемонстрировав тем самым ему его никчемность. Чтобы компенсировать унижение и стыд, связанные с принятием помощи, надо самому эту помощь оказывать, то есть сделаться спасителем. Это выгодно вдвойне: во-первых, не тебя унижают, а ты унижаешь, а во-вторых, извне ты не больше кажешься жалким, напротив, ты кажешься прямо таки героем. За это можно и собой пожертвовать.

Вот такая вот картинка получилась у меня, как у человека хорошо знакомого со вторым вариантом =)

З.Ы. По поводу вот этого: "Чтобы не попадать в какую-то такую роль, которая вам не нравится, важно не игнорировать черты личности тех людей, которые их делают "взывающими" к вашей роли...". Мне кажется, что это только "симптоматическое лечение". Чтобы по-настоящему справиться со склонностью попадать в подобные роли, мне кажется, надо прежде всего работать со "внутренним стимулом".
"С другой стороны спаситель -- это то, что нужно: он и защитит и унизит. Он не поможет жертве справиться самостоятельно, не поддержит, он сделает всю работу за спасаемого, продемонстрировав тем самым ему его никчемность. "
Чтобы испытывать унижение и стыд от принятия помощи, человеку нужно верить, что он мог бы справиться с проблемой сам, хотя бы теоретически. А если человек ощущает себя полностью беспомощным, никакого стыда не возникает. Для него мир устроен так, что есть сильные люди, способные справиться с любыми проблемами, и есть он, у которого "все равно опять ничего не получится, потому что я урод". И, кстати, из этой позиции может быть выход в "окружающие плохо меня спасают(не хотят меня спасать), потому что они гады"- превращение в палача, по сути (там и болтанка может быть с регулярной сменой роли).
Не согласен. Когда принимаешь помощь может всплывать перманентный стыд по поводу того, что "я — урод, я не могу справиться с ситуацией". Для того, чтобы испытывать его нужно именно быть уверенным в своей беспомощности, но вместе с уверенностью испытывать несогласие. Например, можно считать, что "я — урод, а уроды отвратительны, нельзя быть уродом", или "уроды причиняют людям беспокойство, они плохие", или "уроды никогда не бывают счастливы". И еще можно в тайне надеяться, что произойдет чудо и вдруг откуда не возьмись появится сила, а уродство пропадет (например, можно случайно упасть в чан с радиоактивными отходами и обрести суперспособности). Но если нет уверенности в собственной беспомощности, то можно обвинять себя за то, что спасовал в конкретных ситуациях, но это не ситуация хронического виктима. И это очень тревожная, а потому и нестабильная ситуация. Если ты подозреваешь в себе силу, то либо рано или поздно рискнешь проверить (и подтвердишь или опровергнешь это), либо решишь сдаться без боя (и увериться в собственной беспомощности).
Мне кажется, что речь в посте именно о человеке, склонном к хронической виктимности. Да, если его в детстве пилили родители или пинали приятели, человек может чувствовать именно что перманентный стыд и вину за свое "уродство". Но если беспомощность пришита к гендерной роли, например ("женщина не должна уметь донести ложку до рта без посторонней помощи") или к социальной роли (можно Обломова вспомнить, который гордится тем,что он барин и ничего не должен уметь делать) - она может восприниматься как норма.
А есть еще такой занятный выверт коммуникации, когда человек вообще-то не чувствует себя беспомощным, но не знает другого типа общения, кроме рассказа о своих проблемах. Привык он еще ребенком, что на него обращают внимание только тогда, когда у него что-то плохое случается. И если такой человек не получает регулярных пинков в ответ на просьбу о помощи, то он и стыдиться своей беспомощности не будет.
угу, или например когда беспомощность является средством удовлетворения каких-то потребностей, манипуляции, например, "я такая вся несчастная/больная/инвалид, как вы можете мне это не дать!", и так стыдно сразу может стать за свою "черствость", что так и хочется кинуться все делать за такого человека.
У меня есть друг с ДЦП, когда он заходил в троллейбус и люди начинали уступать ему место, он страшно сердился и говорил "я не инвалид, оставьте меня в покое".
Пока писала свой пост http://zhannaprimavera.livejournal.com/44765.html, в ленту вышел как раз ваш. Моя тема практически об этом же. У меня подруга роль "спасателя" играет. Хотя какие-то у нее намерения спасти агрессивные и мне не по душе. Более того, я о помощи-то и не прошу! Если будет желание, может быть прокомментируете?
Спасибо за это пост.
Он, как и все,о чем Вы пишете, очень держит...

Анна. а можно спросить -- с чего нужно начать выход из травмы? ну, кроме осознания, что травма имеется, и решимости выходить из нее -- тоже.
То есть, что об этом можно почитать, чтобы с собой поработать?
с того, что травмирующей ситуации нет в здесь и сейчас, а чтобы с собой поработать - развивать телесную чувствительность, а не работу мозга, тело отвечает за присутствие человека в здесь и сейчас, а не в там и тогда, и если заниматься ощущениями - то это уже очень хорошая практика возвращения себя в реальность. В этом смысле подходит любая физическая активность, желательно медленная, для себя, например плавание или йога. Читать советую литературу именно по телесноориентированной терапии. Можно погуглить. Но вообще лучше меньше думать, и больше ощущать.