Унесенные в космос

Посмотрела не так давно фильм "Гравитация". В нем есть замечательная кинометафора: женщина, непережившая горе, как бы не хочет возвращаться на Землю, потому что на Земле она будет вынуждена встретиться со своим горем.

Когда горе намного больше, чем человек в его нынешнем состоянии способен переварить, его как бы уносит в космос, то есть в некоторую интеллектуальную деятельность, с помощью которой он бессознательно пытается навести порядок в том хаосе, в той катастрофе, которая произошла и происходит у него в душе.

Чем менее зрел человек как личность, тем тяжелее ему справляться с хаосом. Хаос - это в общем-то естественное состояние этого мира. Упорядочиваем мы его с помощью нашего мозга, идентифицируя явления, давая им названия, пытаясь найти закономерности в этом хаосе. Чем тяжелее была катастрофа, тем больше человек нуждается в нахождении закономерностей для того, чтобы как бы смочь спрогнозировать другую катастрофу, чтобы защитить себя, чтобы не попасть в этот кошмар снова. Страх стимулирует мозг на создание теорий и смыслов, на креативную деятельность, но в то же время сами эти смыслы не могут уменьшить этот страх. Они лишь дают иллюзию контроля, иллюзию порядка окружающего хаоса и непредсказуемости будущего.

Причем здесь зрелость личности?
Зрелым человека можно назвать тогда, когда он уже пережил экзистенциальный кризис, вынес для себя знание, что для него хорошо, что для него плохо, как он хочет прожить эту жизнь, как встретить старость, ради чего он готов развиваться в своей профессии, то есть поставил для себя все точки над "i". Важно: для себя, а не для других, то есть осознал свое экзистенциальное одиночество, свою экзистенциальную свободу, свою экзистенциальную ответственность, и его уже больше не волнует, красив он или нет, нравися он другим людям или нет, поэтому проблема собственного несовершенства для него звучит уже не "достаточно ли я хорош", а "живу ли я в соответствии со своими экзистенциальными ценностями".

Вся эта зрелость невозможна без личного жизненного опыта и без анализа этого опыта и его контекста. Это когда я сам себя могу спросить: Почему ты так поступил? Как ты себя чувствовал тогда? Как ты думаешь, а что чувствовали они тогда?

Младенец, понятное дело, всего этого не имеет, поэтому он с рождения живет в недифференцированном хаосе. И его бы этот хаос не пугал бы, а вызывал бы только исследовательское любопытство, если бы он не был настолько беспомощен без взрослых людей, и если бы эта беспомощность не вызывала у него страх каждый раз, когда какая-то его жизненно-важная потребность выросла в своей неудовлетворенности до небес, в то время как удовлетворить он ее сам не может.

Причем тут младенец? При том, что вновь встречаясь с непреодолимыми обстоятельствами в жизни (война, смерть, природный катаклизм, пожар, насилие), человек попадает в состояние этого до смерти напуганного младенца, окруженного недиференцированным мозгом хаосом. Младенцу этот хаос помогают рассортировать взрослые (как минимум, должны помогать, если хотят, чтобы он не стал шизофреником), а взрослый пытается дифференцировать и идентифицировать этот хаос сам, используя свой жизненный опыт. Но если он не опирается на опыт других людей, то он становится ограниченным своим субъективным восприятием, и "улетает в космос", теряя контакт с реальностью.

И здесь есть один замкнутый круг: почему же он не может воспользоваться опытом (видением опыта) другого человека? Потому что не доверяет ему, потому что в его картине мира другой представляет угрозу нанесения новых травм. Нельзя доверять другому. А чему тогда доверять? И вот здесь к его услугам куча теорий и смыслов, начиная от бога и заканчивая квантовой физикой. Но один момент: теория - это продукт разума других людей, и такой человек обычно не видя за теорией другого человека, а видя теорию как объект, расслабляется и начинает доверять теории, мол, она-то не обидит. А по факту он выбирает доверять анализу опыта другого человека, с которым он даже не знаком. Такая вот ловушка.

Без доверия вернуться на Землю нельзя. Уметь найти людей, чьему видению жизни я доверяю, в состоянии внутренней катастрофы трудно, очень трудно. В этом месте травмированный человек часто создает "правила отбора" людей в категорию тех, "кому я доверяю". Но правила эти оторваны от реальных возможностей людей так же сильно, как и сам улетевший в космос оторван от самого себя и своих реальных возможностей, поэтому такого человека преследует страх предательства.

Так на что же опираться, если хочешь выйти из состояния перманентного ужаса и вернуться на Землю?
Для меня таким критерием является преданность, то есть что бы не случилось, а ты всегда есть у меня, а я всегда есть у тебя, пока мы живы. Нет, это не значит, что мы должны каждый день в десны друг друга любить, это значит, что я знаю, и ты знаешь, что мы встретимся. Это обещание встречи, которое выполняется раз от разу на протяжении длительного времени. Обещание, которое выполняется. Именно этой цели и служит терапевтический контракт в терапии.

Терапевтический контракт - это обязательства двух человек друг перед другом, выполнение которых способствует обретению внутренней безопасности клиента.