О любви к человечеству

Вчера умер один из величайших психотерапевтов России и Украины Александр Моховиков.
И вчера был день рождения Иосифа Бродского.
А сегодня я думаю над словами каждого из них.

Иосиф Бродский:



Александр Моховиков:

Доброжелательное отношение ко ВСЕМ людям и миру - одна из клинических форм нарциссического высокомерия. За ним следует не менее высокомерное причинение добра людям - и высший пилотаж - еще и миру. Обычно сопровождается нарциссической слепотой - что миру до нас никакого особого дела нет. Радость за всех людей и еще и за мир - это форма нарциссической водянки. Можно так распухнуть, что возникнет угроза лопнуть от переизбытка радости. В больших дозах и она может стать ядом.


Существует большая разница между нарциссической попыткой всех полюбить и состраданием. Нарциссическая "любовь" - это отношение сверху вниз и исходит их желания быть самым лучшим, святым, правильным, которое под собой содержит страх отвержения, стыд бытия самим собой. Сострадание же говорит "я- такой же как ты, мы в одной лодке, я понимаю, что ты переживаешь, я тоже там был".

Чтобы первое могло перейти во второе, придется обнаружить в себе себя, голого, несовершенного, уязвимого, беззащитного, слабого, нуждающегося, жестокого, трусливого, равнодушного, беспомощного, глупого, заблуждающегося, врущего, избегающего и заносчивого. Только из этой точки возможно сострадание. Сострадание избирательно, оно подразумевает встречу с конкретным человеком и переживание в здесь и сейчас, и очень привязано к контексту, а нарциссическая любовь как бы сразу ко всем и ни к кому, слепая, невидящая людей, аконтекстуальная, существующая только в воображении, и своей энергией имеющая влюбленность в образ себя совершенного. Сострадание не истощает, оно придает мудрости, нарциссическая любовь истощает и способствует потере связи с реальностью.
Интересно, существование просто любви - без определения нарциссическая и без кавычек допустимо?
Я не могу переживать то же, что каждый, я не могла быть во всех лодках по определению, но это ведь не исключает приятия - вот слово, мирящее и сострадание, и нарциссическую любовь - не нужно искать в себе тех же переживаний, их может не оказаться, не нужно ставить себя сверху и накрывать всех крыльями псевдолюбви, нужно просто знать себя и свое место и принимать с него окружающих и окружающий мир. Разве не так?


Описание нарцисической любви у меня откликнулось стихотворением Бальмонта.


Сознание


Я не могу понять, как можно ненавидеть
Остывшего к тебе, обидчика, врага.
Я радости не знал — сознательно обидеть,
Свобода ясности мне вечно дорога.


Я всех люблю равно любовью равнодушной,
Я весь душой с другим, когда он тут, со мной,
Но чуть он отойдет, как, светлый и воздушный,
Забвеньем я дышу — своею тишиной.


Когда тебя твой рок случайно сделал гневным,
О, смейся надо мной, приди, ударь меня:
Ты для моей души не станешь ежедневным,
Не сможешь затемнить — мне вспыхнувшего — дня.


Я всех люблю равно любовью безучастной,
Как слушают волну, как любят облака.
Но есть и для меня источник боли страстной,
Есть ненавистная и жгучая тоска.


Когда любя люблю, когда любовью болен,
И тот — другой — как вещь, берет всю жизнь мою,
Я ненависть в душе тогда сдержать не волен,
И хоть в душе своей, но я его убью.


(Константин Бальмонт)

вот только недавно приводила пример (в другом жж) из Карамазовых.

"В мечтах я нередко, говорит, доходил до страстных помыслов о служении человечеству и, может быть, действительно пошел бы на крест за людей, если б это вдруг как-нибудь потребовалось, а между тем я двух дней не в состоянии прожить ни с кем в одной комнате, о чем знаю из опыта. Чуть он близко от меня, и вот уж его личность давит мое самолюбие и стесняет мою свободу.
В одни сутки я могу даже лучшего человека возненавидеть: одного за то, что он долго ест за обедом, другого за то, что у него насморк и он беспрерывно сморкается. Я, говорит, становлюсь врагом людей, чуть-чуть лишь те ко мне прикоснутся.
Зато всегда так происходило, что чем более я ненавидел людей в частности, тем пламеннее становилась любовь моя к человечеству вообще."

смешно это очень - про любовь к миру.