Модель системы привязанности Mikulincer & Shaver

Оригинал взят у alexey5351 в Модель системы привязанности Mikulincer & Shaver
В любом явлении есть более-менее субъективный взгляд, например мысли и эмоции пациента, и более-менее объективный, например результаты CAT scan, fMRI, итд. И то и другое важно. Терапевт работает в первую очередь с первым, но не может существовать без второго. И даже люди, говорящие, что никакой теории у них нет, на самом деле если копнуть используют определенную теорию или framework в работе. Как сказал мудрый Kurt Lewin – нет ничего более практичного, чем хорошая теория.

Одна из наиболее полезных на мой взгляд вещей в теории привязанности – это модель Mikulincer & Shaver. Она стоит того, чтобы знакомиться с ней подробно, для этого указаны ссылки в конце и на конкретные статьи авторов и на книгу.

Здесь я своими словами кратко и упрощенно перескажу о чем речь. Модель Mikulincer & Shaver – уже упрощение нейрологической реальности, как и любая другая модель, но на мой взгляд их модель адекватна и полезна и уровень ее сложности, в отличие от многих других неоправданно редуцированных моделей на мой лично взгляд весьма приличный. Модель очень полезна для осознания сути и функции системы привязанности.

Протите, что я буду визуальные данные рассказывать текcтом, диаграмма – интеллектуальная собственность авторов и вы найдете ее при желании в их статьях и книге.

Состоит модель из трех модулей. (Ниже текст авторов, перевод мой)


Модуль первый.

1. Есть ли признаки опасности? Если нет, то человек продолжает делать что делал.

Если да – то активизируется система привязанности (attachment system). Как следствие человек ищет сближения с внешней или внутренней фигурой привязанности. Переход в начало второго модуля.

Модуль второй.

1. Доступна ли фигура привязанности, внимательна ли она к нуждам человека, откликается ли?

Если да – то человек испытывает ощущение безопасности, позитивный аффект. Как следствие его/ее система привязанности расширяется и укрепляется. Переход в начало первого модуля.

Если нет – то присутствует неопределенность и ощущение опасности (insecure attachment). Ощущение дискомфорта, негативный аффект. Переход в начало третьего модуля.

Модуль третий.

1. Является ли путь поиска фигуры привязанности потенциально результативным? То есть если продолжать искать близости с фигурой привязанности, это приведет в конечном итоге к результату?

Если да, то человек использует гиперактивные стратегии (hyperactive strategies) [возбуждается, чувствует тревогу и ищет пока не найдет, условно говоря плачет, пока не придет мама -АТ]. Как следствие этой стратегии у человека развивается исключительная чувствительность, подозрительность, бдительность к сигналам опасности и к сигналам о наличии или возможном отсутсвии фигур привязанности. Переход в начало модуля 1, причем с позитивной обратной связью – вся система привязанности работает на повышенных оборотах.

Если нет, то человек использует де-активирующие, выключающие стратегии. Как следствие, он удаляется от сигналов опасности и избегает их. Кроме того, он дистанцируется от фигур привязанности. Переход в начало модуля 1 с негативной орбратной связью – система привязанности замедляет обороты.
_

От себя.

На мой взгляд это стройная, логичная и красивая модель. Слишком красивая, чтобы точно соответствовать сложной реальности, но очень хорошо понимаемая. Вернемся обратно в субъективное и возьмем ребенка.

Ребенку тревожно. Ребенок плачет. Плач – это сигнализация родителю, что нужна помощь, Если мама сравнительно часто на этот плач откликается, то ребенок во-первых успокаивается, во-вторых учится тому, что мир безопасный, в мире есть мама, которая надежная – Мама придет. Ребенок постепенно впитывает маму и у него/нее развивается внутренний образ мамы – внутренняя фигура привязанности и способность в чуть более взрослом возрасте к Само-успокоению развивается нормально. Это безопасный стиль привязанности.

Если ребенок плачет, а мама не идет. Но ребенок знает, что если продолжать плакать или начать реветь в голос, то рано или позно мама появится. Тогда это действенная в общем и целом и фукнциональная стратегия. Хочешь успокоиться – продолжай плакать (Взрослый человек потом пишет десять СМС или звонит восемь раз, когда тревожно). Это тревожный стиль привязанности и в общем и целом это способ совладания, которому ребенок учится – это форма адаптации. Потом подобный стиль привязанности будет существенно влиять на взрослые отношения и другие факторы.

Если же ребенок знает, что плач-не-плач, ори-кричи, - не придет (чаще, чем придет) Тогда что? А вот это состояние – когда плачет и тревожно, а мама не идет, оно активно неприятное, это стресс, фрустрация и дискомфорт. А мама все равно не придет. Как можно чуть оптимизировать систему? Перестать плакать и закрыться, потому что толку от поиска мамы все равно никакого нет, а дополнительно расстройство есть. Это избегающий стиль привязанности, который потом тянется во взрослую жизнь. (Стиль реакции родителя в этом случае часто называют словом neglect, хотя юридический neglect - это другая вещь.)

Можете себе представить пару в которой у одного человека тревожный стиль привязанности, а у другого – избегающий. Что получится? А терапевта с избегающим или тревожным стилем привязанности? А терапевта с тревожным стилем и супервизора с избегающим? Это короткие иллюстрации, что терапевт даже супер-пупер образованный и именитый и семи пядей во лбу, но не прошедший курс личной терапии - это сильно не оптимально, иногда вредно. В психоаналитических институтах нет выбора на эту тему - все студенты в анализе и никак иначе, это требование.

Есть другие стили – есть неорганизованный стиль привязанности – disorganized attachment (я пока на этом остановлюсь, хотя их еще много разных, включая спектры и комбинации и разные стили разными людьми – пирамида привязанности). Как правило disorganized attachment происходит в случая травматизации – либо длительной trauma, либо острой - Trauma. Этот стиль привязанности наиболее сильно коррелирует с расстройствами личности и конкретно с пограничным расстройством личности. Во времена Фрейда это называли истерией, сейчас могут сказать Complex PTSD (Herman).

Важно понимать, что и в тревожном и в избегающем стиле привязанности есть хоть какие-то устойчивые стратегии совладания, то есть хоть немного но человек успокаивается, есть какая-то предсказуемость. В disorganized attachment предсказуемости нет и утойчивой стратегии нет – это большой стресс и большой дефицит в системе.

Стиль привязанности может меняться в терапии. Конкретно, терапевт начинает работу с самого низа пирамиды привязанности, как в общем и целом никто. Если терапия проходит успешно и альянс появляется и развивается, но постепенно выстраивается безопасный стиль привязанности к терапевту. Это долгий и трудный путь, на котором есть много кочек. На этом пути с большой вероятностью к терапевту будет тот стиль привязанности, который был к одному из родителей (базовый стиль, дефолтный, трафарат). В этом суть Фрейдового переноса с точки зрения теории привязанности. Но в конечном итоге, в хорошей терапии случается безопасный стиль привязанности. Это однин из основных эффектов. Потом этот стиль становится трафаретом и появляются взролые отношения с безопасным стилем с другими людьми. Этот процесс требует времени и не происходит за 10-12-20 сессий когнитивно-поведенческой и любой другой краткосрочной терапии, что в свою очередь иллюстрирует чем долгосрочная психодинамическая терепия отличается от всех остальных. У нее результаты устойчивы, более того, эти результаты как дорогой коньяк - чем дальше, тем лучше, то есть терапия возобновляет внутренние механизмы развития и прогресса, которые потом дают рекурсиво повышающиеся результаты. Краткосрочная терапия может быть эффективной если у нее четкий фокус, например конкретный симптом. При этом устойчивость результатов - вопрос не праздный. Пластырь - это одно дело и от него чуть легче, но хронические и глубокие вещи пластырь не лечит.

_
Источники

Attachment in Adulthood: Structure, Dynamics, and Change by Mario Mikulincer PhD and Phillip R. Shaver PhD (Jan 4, 2010)

Mikulincer, M., & Shaver, P. R. (2003). The attachment behavioral system in adulthood: Activation, psychodynamics, and interpersonal processes. Advances in experimental social psychology, 35, 53-152.

Shaver, P. R., & Mikulincer, M. (2002). Attachment-related psychodynamics. Attachment & human development, 4(2), 133-161.


Метки: