(без темы)

Ехала домой с ночной смены с мыслью поделиться впечатлениями. Утром меня сменяла Анетте.
Пересменок у нас полчаса. По скольку у нас в Кризисном центре мало что происходит, на пересменке передавать почти нечего, и мы обычном просто разговариваем друг с другом о жизни. Сегодня с Анеттой разговаривали про что такое быть непохожим на других, быть фриком, быть собой. Она рассказывала мне о себе, а я ей о себе. В подростковом возрасте Анетта была панком. Трудно в это поверить, глядя на нее сейчас. Сейчас у нее двое детей старшего подросткового возраста, и она так же, как и все матери, не может заснуть, если их поздно нет дома. Вот что она говорила: "Я выбривала голову наполовину, красила в разные цвета, зеленый, синий, покупала одежду на блошином рынке и перешивала ее, девчонки в школе не принимали меня к себе, у меня была одна подруга. В 7-м классе нас с ней выгнали из школы. У нас был один учитель, старый жирный мужик, который приставал к девчонкам в школе. Мы с подругой написали про него многостраничное сочинение и читали его в классе на его уроке, он бегал за нами, пытаясь отнять исписанные листы, а мы скакали как лягушки с парты на парту и продолжали читать. Это был наш способ защитить себя от его сексуальных домогательств. Одноклассницы мои думали о сиськах, тряпках и мужиках. А меня волновали беднота в Индии, несправедливость и лицемерие. В 17 лет я поехала волонтером в Индию. Я собирала в Норвегии средства в помощь индийским беднякам, читала спичи на центральных улицах. Терпеть ненавидела уроки физкультуры и не ходила на них. В старшей школе (это типа ПТУ по русски) я изучала и писала статьи о социальной несправедливости, в том числе про моббинг в школе. Один учитель меня поддержал. Однажды я решила одеваться как все, меня моментально приняли в "свои" в школе. Я так проходила некоторое время, а потом вернулась к своим панковским шмоткам. Меня тут же моментально снова исключили из "своих". Я тогда поняла, кто такие настоящие друзья. И пусть у меня будет только один друг, зато настоящий. А еще я билась с другими подростками за молодежный дом в Осло. В Осло был один дом, который захватили подростки. Они хотели его сделать своим, типа молодежного клуба. И была война между ними и государством. Я там тоже билась. Под это дело подписывались все фрики Норвегии. Да, там были всякие истории, и наркотики, и бомжи. Но в конце концов этот дом стал официальным молодежным клубом. Теперь там работают педагоги.
Потом, когда я вышла замуж и родила сына, я билась с педиатрической сестрой за право кормить и воспитывать моего ребенка так, как я считаю нужным. Медсестра вызывала ко мне на дом комиссию по охране прав детей (Barnevern), я рисковала тем, что у меня отнимут ребенка. Но слава богу, специалисты только пожали плечами. Мы с мужем хотели уехать в горы и там вести натуральное хозяйство и оборвать все связи с цивилизацией. Но нам не разрешили. Это было не по закону. Пришлось остаться частью этого общества. Я всю жизнь чувствовала себя не такой как все. Люди судачили обо мне. Это было больно. Но я хотела быть собой. А это значит быть в одиночестве. Я выбрала одиночество. У меня есть друзья. А людям рот не заткнешь."
Анетта веселый человек. Это правда, что она отличается от других норвежцев - она прямолинейна, открыта и искрення, несколько грубовата, но с ней всегда интересно. Сейчас она работает кроме кризисного центра еще и в администрации города, в отделе, занимающимся беженцами. Беженцы часто приглашают ее на национальные праздники, она потом об этом рассказывает нам. Ей хорошо за 40, она выглядит как все женщины в ее возрасте. Но в душе она осталась панком.
А я в свою очередь рассказывала про свое "быть не как все" и еще про фильм "Стиляги".
Пару лет назад я была на конференции норвежских психотерапевтов в Осло. Тогда я в первый раз себя почувствовала в чужой стране среди своих. Сегодня это случилось со мной тут во второй раз.  
Какая симпатичная... Не могу представить ее панком с выбритой половиной головы и разноцветными космами... Хотя... Я всю жизнь любила фриков, с детства, неважно какие они были и как выглядели. Меня завораживало то, что человек ярко проявляет свои особенности. И продолжает. Но только не тогда, когда это "псевдофрик", таких тоже много. Я всегда остро чувствовала фальшь. Мне знакома боль от того, что тебя сначала пытаются переделать, а потом, когда понимают что не получится, просто не замечают. К этому привыкаешь. И все-таки права Анетта - лучше быть собой и иметь мало друзей, чем всю жизнь стараться соответствовать.
у меня "мозги-на-ниточке") так живу уж 48 лет.
привет вам там в буржуинии)))) и удачи с гармонией
попробовала сначала про себя написать, а потом передумала))))
(Анонимно)
очень интересно, и еще-на женщину за 40 по фото-она явно не тянет, я вообще думала-30

или у нее внешность такая фотогеничная
или может они там все такие в Норвегии-стареют медленнее