Публичная немота

Михаил Городок на ФБ:

Социолог Гладарев описал феномен "публичной немоты", который состоит в отсутствии традиций конструктивного общественного диалога. И хотя он писал про Россию, этот феномен характерен для всего постсоветского пространства. Его признаки:
1) недоверие к Другому, который всегда воспринимается как «чужой», «опасный», «себе на уме». Эта свойственная обычно носителям традиционного, сельского сознания отягощается исторической памятью о советском опыте, когда любой «незнакомый» Другой мог оказаться и часто оказывался «стукачом» - агентом тоталитарного государства, откровенный разговор с которым грозил прямыми репрессиями.

2) преобладание монолога над диалогом – одна из ключевых особенностей российской культуры (истоки которой одни исследователи связывают монархической традицией , другие – с наследием советского авторитетного дискурса , когда дискуссия превращается в серию монологов, связанных между собой только последовательностью произнесения, но не содержанием аргументов .

3) бескомпромиссность - доминирование конфликтного регистра взаимодействия над компромиссным. Обычно компромисс, достигнутый в ходе дискуссии воспринимается ее сторонами не как «общий выигрыш», а скорее как «частный проигрыш».

4) максимализм - связанная с бескомпромиссностью коммуникативная установка, суть которой можно выразить аргументом, записанным в ходе полевой работы: «существует только две точки зрения: одна – моя, а вторая - неправильная», то есть постулируется монополия на истину, что делает бессмысленными любые попытки ее рационального оспаривания. Нередко максимализм усугубляется увлечением нарциссическими стратегиями самопрезентации, к которым прибегают отдельные участники публичных дебатов.

5) незнание/игнорирование формальных процедур, регламентирующих дискуссию (выбор председателя, определение повестки, регламента выступлений и процедур голосования, ведение протокола и пр.) - характерная черта многих общественных дебатов, которая ограничивает возможности для фиксации мнений, а главное часто не дает договориться об итоговых результатах обсуждения. Каждая сторона остается со своей субъективной картиной оспариваемого вопроса и соответствующей ей аргументацией, редко совпадающей с оценкой дискуссии, сложившейся у оппонентов.

6) неразвитость «публичного» языкового регистра - в современном российском обществе пока не сформировался «публичный язык», который был бы равно удален от двух основных языковых регистров советского общества - личностного, эмоционального, приватного «кухонного» языка, с одной стороны, и безличного, формального, переполненного бюрократическими штампами «официального» языка, с другой.

7) дефицит нормативной вежливости – последний по порядку, но не по значению признак «публичной немоты», оказывающий значительное воздействие характер публичных обсуждений. Вежливое обращение с оппонентами и публикой не входит в число широко разделяемых россиянами коммуникативных норм. Как отмечал Лев Рубинштейн: «утратившие самые общие представления об этикете и манере поведения на публике россияне демонстративно презирают всяческую вежливость, готовность признать право другого на отличное от своего мнение, готовность поблагодарить и извиниться, которые полагают признаком социальной подчиненности. Их уважение может вызвать только “крутизна”».

http://www.cogita.ru/a.n.-alekseev/boris-gladarev-o-sindrome-publichnoi-nemoty

Подозреваю, п.5 связан с тем, что процедуры ассоциируются с официозом, в рамках которого любое обсуждение оказывается бессмысленным и бесполезным.

Когда-то этому (бессмысленности дискуссий, пахнущих официозом) учили в школе, сейчас не знаю.
Можно продолжить: отсутствие благодарности (в том числе на религиозном, то есть плохо осознаваемом уровне, - отсутствие благодарности Творцу за этот мир, и как следствие - неуважение к этому миру).