Мазохистский контракт глазами психоанализа

Ксения Канская:

Перед лицом неизбежной фрустрации, беспомощности и утраты магического инфантильного всемогущества ребенок пытается залечить рану, нанесенную его самоуважению, с помощью утверждения некоторого чувства контроля. Он не может удовлетворить собственные потребности или контролировать окружение, но он может причинить себе боль; с помощью превращения пассивного в активное он может взять на себя ответственность за свои неприятности, провоцировать отвержение и извлекать из этого удовольствие: "Никто не фрустрирует меня против моего желания; Я сам себя фрустрирую, потому что мне это нравится". И если разочарование и боль становятся предпочитаемыми видами удовлетворения, взрослый мазохист чувствует гордость за свою деятельность и ощущение контроля, когда он создает неудовольствие сам для себя - "победа в поражении". Можно гордиться своей способностью сводить на нет раннюю беспомощность, способностью контролировать, вызывать у других садистские реакции, реакции вины и беспомощности, устанавливать желаемую степень дискомфорта.
Супер-Эго индивида может гордиться его способностью контролировать свои инстинкты, самопожертвованием и совладанием с болью. Можно гордиться тем, что ты идешь собственным путем, даже если это приносит страдание. Можно гордиться, что ты жертва судьбы, и этим отличен от других. "Я все контролирую. Я хочу, чтобы мне было больно. Я сам этого просил. Мне это нравится. Я могу с этим справиться. Мне тяжелее всех".


Мазохизм - это не удовольствие от боли, это способ эту боль взять под контроль. Если я не могу контролировать человека, причиняющего мне боль, то я могу жить в иллюзии, что я могу контролировать свою боль. Так бессознательно рассуждает заложник насильника. Уйти из таких отношений - это признать, что я не могу контролировать боль, что боль причиняют либо мне, либо я ее себе причиняю.