Страх нарушения социальных норм

Все психологи мира знают имя американца Стэнли Милгрэма - блистательного ученого-бунтаря, который своими скандальными экспериментами в начале 60-х раз и навсегда перевернул представления о человеческой природе. В частности, он первым показал, что самые простые обыватели способны проявлять немыслимую, бесчеловечную жестокость, если при этом они исполняют инструкции лица, наделенного властью.

Но были у Милгрэма и забавные эксперименты. Так, в начале 70-х теща Милгрэма как-то пожаловалась ему, что ей никто не уступил место в Нью-Йоркском метро, а попросить она постеснялась. Будучи ученым с буйной фантазией и мрачным чувством юмора, Милгрэм немедленно решил поставить эксперимент со своими студентами: первокурсники должны были в час пик заходить в переполненный вагон метро, вставать напротив сидящего человека и без каких-либо объяснений просить уступить им место. (Надо оговориться, что тогдашнее нью-йоркское метро было местом пожестче, чем наше - пишут, что студенты в шутку интересовались у Милгрэма, почему он задумал их убить таким нелепым образом). Целью эксперимента было исследование влияния неписаных социальных норм на поведение индивида.
Результат эксперимента ошеломил даже его автора - 68% пассажиров (не исключая девушек и бабушек) уступали место студенту. Обалдевали, недовольно бормотали, спорили, но все равно вставали и уступали. Спустя 30 лет, в 2004 году корреспонденты "Нью-Йорк Таймс" повторили эксперимент и обнаружили, что их соотечественники "уже не те": свое место уступали уже 13 из 15 человек.

Россия тоже не осталась в стороне. В 2011 году под руководством главного российского специалиста по Милгрэму, доцента ГАУГН Александра Воронова, группа студентов повторила этот эксперимент в московском метро и получила в точности такой же результат, как и Милгрэм в Нью-Йорке в начале 70-х: 68% пассажиров московского метро вставали и уступали места студентам.

Но главным открытием в результате этих экспериментов оказались даже не численные результаты, а чувства, которые испытывали сами экспериментаторы, нарушая социальные нормы. Они сталкивались не просто с опасениями или страхами, а с приступами немотивированного панического ужаса, который был бы уместен на войне или при тушении пожара, но никак не в той объективно безопасной ситуации, в которой они находились. Так благодаря Милгрэму и его работам, мир узнал, что выполнение социальных норм обеспечивается глубоко заложенными в нас сильнейшими эмоциональными реакциями, которые в обычной ситуации просто не попадают в поле нашего восприятия.

Для тех, кому интересно почитать подробнее про подземные приключения московских коллег Милгрэма, вот ссылка на статью с подробным описанием эксперимента: http://rusrep.ru/article/2011/02/16/metro_experiment/

© Андрей Юдин, 2016



Вот этот страх, на который обратил внимание Андрей, очень важная вещь. В дикие времена, когда еще не существовало юридической системы, именно этот страх регулировал в социальной человеческой группе то, как поступать можно, и как категорически нельзя. В настоящее время этот страх является немного атавизмом, но тем не менее его древность говорит сама за себя: он не должен подвести человека в ситуации, когда никаких правил нет. Проблема в том, что социальные нормы очень сильно сузились за последние несколько веков, а страху этому все равно: раз в нашей семье так не поступали, значит так поступать нельзя, это опасно. И в этом случае нам помогает оценить ситуацию только здравый смысл, позволяющий определить риски.
Интересное наблюдение.
И мне знакомо это чувство страха. У нас с мужем ранее бывали разногласия на тему - что можно фотографировать и что нельзя. Я фотографирую на улицах все подрят, здания, одежду, иногда в магазине. Мужа по этому поводу просто колбасит - он ругает меня, что это все нельзя, запрещено, это чужое, надо спросить разрешение, нас сейчас арестуют и посадят в тюрьму. И уходит от меня подальше, держится от меня в стороне.

Но постепенно все же он уже смирился, что фотографирование мое хобби, часть меня, от этого не избавиться, ну и ничего в этом стыдного или позорного нет.

И это я еще людей на улице не фотографировала, потому что сама боюсь. ИМенно такой страх, как описывается в статье.
Моя любимая фраза из уст другого известного психолога "Бог людей - страх". Раньше я не понимала о чем он говорит, пока сама не почувствовала.