Борьба с лженаукой: FAQ

Досье:
Официальное название: Комиссия при Президиуме РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований
Дата учреждения: 1998
Инициатор: академик РАН Виталий Гинзбург
Председатель: академик РАН Евгений Александров
Состав: 46 человек, в том числе 26 академиков РАН
Издание: бюллетень «В защиту науки» выходит 2 раза в год
Сайт: http://klnran.ru


1. Что такое лженаука? Чем она отличается от науки?
Часто говорят, что лженаука — это любые утверждения, объяснения, обещания, прямо противоречащие твердо установленным научным фактам. В первом приближении это верно, но требует уточнения. Наука — это метод познания, которому мы обязаны всем прогрессом цивилизации в последние столетия. Этим наука заслужила уважение и особые преференции в обществе. Она лежит в основе образования, экспертизы, планирования, на научные исследования выделяются невозвратные деньги — гранты. Многим хочется подключиться к этому источнику благосостояния науки, не занимаясь при этом самой наукой или занимаясь бесплодными фантазиями, которые не согласуются с научным методом и не признаются другими учеными. Борьба с лженаукой направлена против глупости и мошенничества, которые отнимают предназначенные для науки общественные ресурсы — прежде всего материальные, но также внимание, доверие, уважение — и растрачивают их на посторонние цели. Лженаука — это не ошибочные научные идеи; это ненаучная деятельность, которая обманом или по недоразумению выдается за научную.

2. Не лучше ли популяризировать науку, вместо того чтобы бороться с лженаукой?
Простая аналогия: можно ли тушение пожаров заменить пропагандой осторожного обращения с огнем? Популяризация науки, безусловно, нужна, но ее недостаточно. Борьба с лженаукой направлена на те дыры, которые остаются по итогам образовательной и популяризаторской деятельности. Эти дыры есть всегда, но в России их сейчас особенно много. Это и большие, государственного уровня, лженаучные проекты коррупционного свойства, это лженаучные лекарства и медицинские приборы. Многие из них представляют серьезную опасность для жизни людей, которые растрачивают средства, а главное, время на неэффективные методы лечения.

3. Не породит ли борьба с лженаукой инквизицию, ведущую охоту на ведьм?
Комиссия по борьбе с лженаукой не включается во внутринаучные споры. Идейные споры между учеными должны решаться на семинарах, конференциях и страницах научных журналов. Лженаука — это явление, существующее вне научного сообщества, когда идея, отвергнутая учеными, обманом выдается за научную или достоверную. Если вдруг гениальная научная догадка не признается коллегами (такое бывает, хотя и редко), то решать эту коллизию надо внутри научного сообщества, а не искать признания у публики или чиновников, которых легко ввести в заблуждение.

4. Не будет ли комиссия использоваться для сведения личных или политических счетов?
Такая опасность грозит любому экспертному совету. Однако надо понимать, что всерьез объявить лженаукой важное научное направление невозможно на уровне подобной Комиссии. Если такое случается, как было в свое время с генетикой и кибернетикой, то на уровне принятия политических решений. Это лежит далеко за пределами полномочий комиссии по борьбе с лженаукой, и если такое случится, то скорее вопреки воле комиссии, чем с опорой на нее. Комиссия не придумывает сама, что наука, а что лженаука, она опирается на мнение научного сообщества и обращает внимание на те случаи, когда идеи, отвергнутые широким кругом специалистов, выдаются за научные.

5. Почему специальная комиссия по борьбе с лженаукой существует только в России?
Россия и постсоветские страны находятся в уникальных условиях. В нашем обществе идет распад рационализма и деинсталляция научного мировоззрения. В этих условиях расцвело аномально большое количество лженаучных течений. Это самое питательное место для лженауки на всей планете. В мире есть противодействие лженауке, но оно представлено общественными движениями — клубами скептиков и рационалистов, обществами гуманистов и атеистов. Они ведут сайты, издают журналы, читают лекции. Однако в России лженаука стала мейнстримом и глубоко проникла в общественное сознание и структуры управления государством. Поэтому противостоять ей нужно более серьезно. По-хорошему, нужна не просто комиссия, реагирующая на самые вопиющие события; нужно серьезное научное исследование самого феномена лженауки и распада рациональности в российском обществе.

6. Что сейчас создает наибольшие затруднения при борьбе с лженаукой?
Одна из главных проблем — это невозможность публично называть вещи своими именами. Ни журналисты, ни ученые, ни комиссия не могут публично называть конкретного деятеля лжеученым, а продукцию конкретной фирмы — лженаучной. Закон в России стоит сейчас на стороне лжеученых и лженаучного бизнеса. Они могут требовать в суде защиты чести, достоинства, деловой репутации. В то время как разоблачитель лженауки может опираться лишь на мнения специалистов. Когда подан иск в связи с нанесением ущерба репутации, бизнесу и доходам, то суд, как правило, встает на сторону истца, сколь бы весомой ни была критика. Так что конкретные проекты опасно называть лженаучными. Приходится говорить только общими словами и намеками.

7. Если комиссия не может даже называть лжеученого лжеученым, что она вообще может?
В отдельных, наиболее вопиющих случаях, когда удается провести необходимые экспертизы и собрать достаточную поддержку, удается действовать и против конкретных проявлений лженауки, хотя это требует больших ресурсов и часто судов. Но в целом этого, конечно, недостаточно. Надо работать над изменением юридической ситуации в стране. Для этого нужно создавать методику экспертизы на наличие признаков лженауки в публикациях и проектах и добиваться принятия нормативно-правовых актов, запрещающих расходование бюджетных средств на проекты и публикации, признанные экспертизой лженаучными. Сейчас многие лженаучные телепрограммы, фильмы и книги получают поддержку от государства. Тем самым лженаука ведет свою экспансию в России при финансовой поддержке и юридической защите государства. Изменить эту ситуацию — стратегическое направление для комиссии по борьбе с лженаукой. А еще комиссия должна заниматься консолидацией здоровых общественных сил, готовых противостоять лженауке в Интернете, в СМИ, в образовании. Надо координировать эти силы, помогая им действовать более слаженно на пользу науке, — это вторая важнейшая задача комиссии.

8. Чем простой гражданин может помочь комиссии в борьбе с лженаукой?
Добровольным помощниками стоит начать с посещения сайта Комиссии и подключиться к общественной группе поддержки комиссии в соцсети «Фейсбук», следить за возникающими там обсуждениями, распространять информацию комиссии, помогать вести мониторинг лженауки, сообщая о конкретных случаях, с которыми пришлось столкнуться. Специалисты уже сейчас помогают комиссии разоблачать лженаучные мифы, пишут экспертные заключения, готовят публикации. Когда группа поддержки наберет численность и силу, то будут предложены конкретные проекты, в которых смогут участвовать волонтеры. Например, мониторинг СМИ на предмет пропаганды лженауки. Может быть, общественные кампании против лженауки в целом или конкретных ее видов. И конечно, нужно распространять в своем окружении, в социальных сетях адекватную информацию, разоблачая лженаучные мифы.
Тут такое дело...если есть борьба, то кое-кто охотно ее использует для борьбы с личными врагами.
Читаем:
"Уважаемый Радик Рафикович,

Недавно в бюллетене №17 «В защиту науки» (издательства РАН) (http://moi-vzn.narod.ru/VZN_17.PDF) опубликована статья из ИПСМ «Технологии увеличения индекса Хирша и развитие имитационной науки», где критически рассмотрено развитие наноИПД тематики с многочисленными ссылками на наши публикации и работы зарубежных коллег. Автор В. Имаев делает вывод, что «С фундаментальной точки зрения направление «интенсивной пластической деформации» безыдейно и является повторением хорошо известных вещей. К созданию реальных технологий проводимые исследования также не имеют отношения, поскольку слишком энерго-, трудозатратны и не осуществимы в отношении объемных материалов». Очевидно, что автор плохо представляет и понимает развитие и значимость этого направления. Его оценки абсолютно не соответствуют динамике и роли этих работ и вызывают вопрос, как могла появится такая непрофессиональная и предвзятая статья без какой-либо экспертной оценки специалистов, работающих в этой области? Более того, тематика наноИПД популярна и в ИПСМ. Мне поступило много тревожных сигналов об этой публикации, и, возможно, Ученый совет ИПСМ должен составить экспертное заключение по этому поводу. Со своей стороны мы готовы организовать это заседание совместно с ведущими сотрудниками УГАТУ.

С уважением, Р.З. Валиев"

Для справки: этот Имаев бывший сотрудник профессора Валиева. И посмотрите на "авторов" заметки: Иванов А.Б., Петров В.Г. (пусть внизу мелко и написано, что автор Имаев). Классическая позднесоветская анонимка!

В общем, я всеми руками за борьбу с лженаукой...но увы, увы, в борьбе надо быть очччень осторожным.
Да, нужно быть осторожным, и нужно принимать такие решения в составе комиссии, а не в одно лицо. А то, что это по личным мотивам - это еще не известно, может быть и не по личным, а как раз именно по профессиональным, не забываем "Платон мне друг, но истина дороже".