Как отличить подходящего партнера, если вы пережили насилие?

 Если вы выросли в семье, где вам было небезопасно, то внутри у вас живет существо, ищущее безопасности и любви, которое в то же время научено тому, что безопасность - это небезопасность, а любовь - это нелюбовь, в общем, что черное - это белое. И поскольку потребности ваши очень большие, то вот это маленькое напуганное и несчастное существо имеет первостепенное право выбора до тех пор, пока вы не обнаружите в себе трезвомыслящую часть себя, зрелую, и не отдатите право решать ей, что есть что.

Внутренний ребенок с этой задачей не справится, он там реально маленький, ему может быть год, может быть три года, может быть 7 лет. Для него этот выбор слишком сложен, он живет инстинктами, то есть некритично. Критичность начинается именно с понимания того, что такое хорошо для меня и что такое плохо, и только потом в терапии происходит работа над тем, почему мне голова говорит "нельзя, тебе с этим человеком будет плохо!", а тело тащит к этому человеку и трудно этому не поддаться.

Очень часто ребенок в травмирующей семье игнорирует свой страх, оправдывая родителей, учась любить то, чего он на самом деле боится, и тогда он научается принимать страх за любовь, снова и снова выбирая в партнеры насильника. Страх - это страх. Это сигнал организма о том, что перед вами человек, чье поведение вызывает у вас тревогу. Если вас парализует рядом с человеком - это страх, а не влюбленность. Он может быть и не опасен, но довольно противоречив в своих словах и действиях, чтобы восприниматься спокойно. Вот это противоречие, когда человек делает одно, а говорит другое, и вызывает тревогу. Эта тревога сообщает вам о том, что такому человеку доверять нельзя.


 
Метки:
Но ребенок внутри не знает, что (действительно) страшно, а что нет? Так что, сколько слышал, страшно таким вообще все, и страшное-страшное, и страшное-нестрашное(в действительности).

По идее, при встрече с хорошим, должна происходить внутренняя борьба. Оплеухи, что в семье шли за "любовь" - штука болезненная, нежеланная, но хотя бы привычная. Знаешь где и что, где прятаться, где кусаться, жить можно, проверено. А эти конфеты штука приятная, так и хочется в рот пихать и пихать, но ведь эта опасность еще страшнее, незнакомая, непонятная, ловушка. Если за корку хлеба бился, то какая расплата будет за конфеты? Если то делали любящие, то что же сделает с тобой нелюбящий? Какая у него страшная цель, так обманывать тебя?

В общем, и руки тянутся, и страшно. Что победит, привычка или сладость? В обоих вариантах катастрофа. Либо сведет все к привычному мордобою и только там успокоится. Все как в нормальной семье. Ни у кого нет "своего угла", его каждый день добывают в бою. Не сведет - сделает вывод "не любит" (любят это ведь как в семье было), и "надо искать другое".
Либо выберет конфеты, в своем представлении - рисковую жизнь кидалы кидал. Конфеты сжирает, сколько сможет выбить, а кидалу, который хотел заманить его в ловушку своей поддельной "любовью" - рвет и кусает, чтобы знал, что не с лохом связался. "Плати конфеты дальше, или беги, лошара".

Там хорошего варианта вообще нет. Нет варианта "сделать самому", нет варианта "обменяться сделанным друг для друга". Только война, либо позиционная, вечная, либо победа - все конфеты забрал, противника уничтожил.
Ну, что вы советуете травмированной личности доверять своему (детскому) страху. Так он всего боится.
И далее по тексту. Ему и хороший человек - страшен. И даже более страшен, чем знакомый по семье страх. Будет доверять своему страху - вообще никогда не найдет в мире ничего хорошего.